На операцию к Лео

На операцию к Лео

12.10.2011

Источник:  www.rg.ru


1 сентября 1955 года распоряжением Совета Министров СССР была узаконена организация в 1956 году в Москве Института грудной хирургии Академии медицинских наук. Идея его создания принадлежит выдающемуся ученому, клиницисту, хирургу-новатору Александру Николаевичу Бакулеву. Он стал и первым директором института. Института, выросшего в тот самый Научный центр сердечно-сосудистой хирургии имени А.Н.Бакулева, который теперь знает весь мир, который - гордость отечественной медицины.

Названы их именами

Не ожидала, что мне будет так не просто написать о Бакулевском. Столько раз бывала в нем. Еще тогда. когда он ютился на Ленинском проспекте на территории Первой Градской больницы. Поначалу казалось, что здание института грудной хирургии - такой же памятник архитектуры, как и здания первой Градской. Уже и не помню, кто меня просветил: объяснил, что это Бакулев, будучи президентом Академии медицинских наук, добился создания института такого профиля, строительства здания для него. Оно и по сей день есть на Ленинском проспекте. В нем - один из трех институтов теперешнего Бакулевского центра - институт коронарной и сосудистой хирургии.

Бакулев всего год был директором того института. Но до самой своей кончины в 1967 году оставался фактическим его руководителем. Историческим можно считать 1961 год, когда Институт грудной хирургии был переименован в Институт сердечно-сосудистой хирургии. Предвидение Александра Николаевича о необходимости создания именно такого института поражает даже сегодня. Это же был первый специализированный Институт для хирургического лечения болезней сердца и сосудов в мировой практике.

Первый в мировой практике… Не раз, рассказывая о проведенной в Бакулевском центре операции, о применении нового метода лечения, о возможностях телемедицины и так далее, употребляла это словосочетание: «впервые в мировой практике», «впервые в России»… В здании Бакулевского центра, который на Рублевском шоссе, есть длинный вестибюль-проход, на стенах которого портреты выдающихся отечественных медиков, тех, кто так или иначе причастен к развитию сердечно-сосудистой хирургии. Каждый раз, проходя по нему, невольно про себя думаю: а ведь почти всех этих великих людей знала, писала о них, пишу о них… Это счастье моей профессии? Может и так. Была нештатницей в городской газете, когда группе российских хирургов присудили Ленинскую премию за первые в России операции на сердце. Мне поручили написать о них. Напросилась к Александру Бакулеву, Александру Вишневскому. Евгению Мешалкину. Это теперь их именами названы центры, институты. А тогда. Впрочем, и тогда было очевидно: великие. Великий Александр Николаевич. Раздобыла его телефон, позвонила. Я была по сути никто. Но для него это, видимо, не имело значения. Он сказал: «Приходи!» Пришла. Надели на меня всю положенную для случая амуницию. И смотрела. Потом пили чай. И Александр Николаевич мне растолковывал, что, как и почему он делал на операции. Чтобы мне проще было написать, чтобы без глупостей. Центр сердечно-сосудистой хирургии носит его имя. А на Новодевичьем кладбище на могиле Александра Николаевича всего три слова «Александр Бакулев. Хирург». Может, я не права, но мне кажется, и в этом величие такого человека, нашего с вами соотечественника.

А Владимира Ивановича Бураковского, который возглавил институт сердечно-сосудистой хирургии в 1966 году, в последний раз видела у него в квартире, незадолго до его кончины. Он был тяжело, безнадежно болен. Трудно было поверить, что этот такой большой, такой красивый, такой приветливый, добрый, такой великий человек, обречен. Это при нем началось строительство новых корпусов на Рублевском шоссе. И хотя уже тогда это учреждение было признано лидером сердечно-сосудистой хирургии в стране, уже было международное признание, понадобилось целых шесть лет после принятия постановления правительства о строительстве зданий, прежде чем началось само строительство. А еще был момент - в 1991 году со строительства ушли зарубежные специалисты, у которых был контракт на строительство, монтаж операционного блока и реанимационного отделения. Фактически прекратилось и финансирование работ по линии российских ведомств. Не потому ли состояние здоровья Владимира Ивановича начало стремительно ухудшаться. Он продолжал работать до последнего дня. Его имя носит институт кардиохирургии Бакулевского центра. По праву носит.

Родственные связи 

А в отделении рентгено-хирургических методов исследования и лечения сердца и сосудов работает врач функциональной диагностики Мария Бураковская - внучка Владимира Ивановича. Мария готовится к защите кандидатской диссертации. Мне кажется, что Маша похожа на деда.

– В вашей семье многие пошли по стопам деда в медицину?

– Только моя мама и я. Мама Марина Владимировна – дочь Бураковского – стала психотерапевтом работает в нашем Центре. А я после окончания университета сразу пришла сюда. Но не в хирургию. Все-таки хирургия больше дело мужчин. Тем более рентгенохирургия. Хотя есть и женщины, которые успешно работают на этом поприще. Но ведь не менее важно во-время и правильно поставить человеку диагноз. Тем более, когда речь идет о заболеваниях сердца и сосудов. Но я постоянно работаю в операционной: наши операции теперь немыслимы без контроля эхокардиографии, чем я и занимаюсь.

– Вас в Бакулевский приняли, как родную? Все-таки внучка Бураковского. Вы ощущаете, некую свою особенность?

– Именно, как родную. Очень подходящее слово. Свою особенность ощущаю только в том, что нелегко соответствовать этой фамилии.

– Бураковский – не просто фамилии. Это, если угодно, бренд мирового уровня. Согласитесь, что-то есть в том, что в НИИ имени Бураковского работает внучка Бураковского…

– Соглашусь. Мне кажется, что такая верность традициям, династиям важна во все времена. Это греет душу. Лео Антонович Бокерия, который ученик дедушки, очень ревниво относится к сохранению таких традиций. Лео Антонович – крестный моей девятилетней дочки Александры. Сашенька любит приезжать ко мне на работу. Наверное, потому, что здесь ей, как и всем нам, тепло.

Бакулевский центр иногда так и называют «теплый дом», «дом сердца». Однажды придя сюда на работу, люди не уходят из него. Хотя ездить в него не очень удобно. Хотя зарплаты не самые высокие, и не самые справедливые для специалистов такого масштаба. Приходят, как и Маша Бураковская, без степеней и званий, и здесь становятся классными специалистами. Звания и степени, отнюдь, не главное. Работает в поликлиническом подразделении Центра кардиолог Нонна Зимина. Не кандидат и не доктор наук. Но какой же диагност, особенно когда речь о детях. Не ошибается Нонна Борисовна в диагнозах. И она не просто диагноз поставит, она еще обязательно все растолкует родителям ребенка, а, назначив лечение, умудряется отслеживать, как оно проходит.

Переписка во спасение

Нонна Борисовна принимает детей с врожденными пороками сердца от трех лет в научно-консультативном отделе (НКО) Центра. Им многие годы руководит профессор Сергей Филиппович Никонов. В его отделе – вот такая игра слов (или терминов?) есть «отдел по переписке с управлениями, департаментами, министерствами здравоохранения и гражданами России и СНГ». Возглавляет его со времени основания в 1961 году Татьяна Васильевна Рычева. Медицинская документация, которая сюда приходит, изучается специалистами НКО. После чего больным направляется вызов на госпитализацию или на консультацию.

Представьте на мгновенье объем работы этих людей! Почти 130 тысяч врачебных посещений. На поликлиническом этапе обследование больного проводится на высоком профессиональном уровне. И если есть показания, пациент может быть сразу направлен на хирургическое лечение. Есть в НКО выездные бригады. За последнее время они обследовали, проконсультировали более 1000 больных в Курске, Пскове, Минске, Казани, Ярославле, Твери, на Камчатке. А еще по инициативе Лео Антоновича Бокерия НКО проводит Всероссийскую благотворительную акцию «Прикоснись к сердцу ребенка». Участвую в этой акции, и не понаслышке знаю, как важна она, как уместна, сколько детских жизней спасла от тяжких недугов.

Дети в приоритете

У Бакулевского центра дети – в истинном приоритете. Здесь более, чем в других странах мира, спасают, оперируют самых маленьких, самых тяжелых. Алексей Иванович Ким заведует отделением реконструктивной хирургии новорожденных и детей первого года жизни с врожденными пороками сердца. Он теперь профессор, доктор медицинских наук. А познакомились мы еще тогда, когда этих регалий у Алексея не было. Заманчиво было познакомиться с человеком, у которого каждый день на операционном столе эти только что появившиеся на свет крохи. Малыши, с которыми столь жестоко обошлась природа, что без операции им на этом свете не жить. Алексей исправляет ошибки природы. А судьбу самого Алексея решил Владимир Иванович Бураковский, который предложил выпускнику Таджикского государственного мединститута после окончания аспирантуры остаться у него работать врачом-кардиохирургом. В ту пору сердечно-сосудистая хирургия новорожденных только начинала развиваться. В институте Бураковского было единственное на всю страну специализированное отделение для лечения таких детей.

– Я ученик Георгия Эдвардовича Фальковского – он тогда заведовал отделением хирургии детей раннего возраста. С тех пор я ни на что другое свою специальность не поменяю, – рассказывает Ким

В день, когда мы накануне юбилея, разговаривали с Алексеем, он провел три операции. Одному пациенту было два месяца, другому – четыре, самому старшему почти шесть. Все прошли удачно.

Спросила Алексея: Вы пришли в операционную в половине девятого утра. Вышли в 16 часов. Между операции перерывы на тридцать-сорок минут. И так каждый день. Откуда силы? Алексей смеется:

– Во-первых, мне всего 52 года. А если всерьез: нет ничего интереснее того, что я делаю.

– На всю жизнь одно место работы – Бакулевский центр.

– Он для меня и школа, и дом, в котором я нашел свое личное счастье: моя жена Мария – врач-рентгенолог работала в этом центре. У нас трое детей. По стопам родителей пока пошла только дочь Мария.

Под грифом «впервые»

Бакулевский – просто фабрика медицинских звезд. Член-корреспондент РАМН Баграт Гегамович Алекян руководит отделением рентгенохирургических методов исследования и лечения заболеваний сердца и сосудов. Каждый год в отделении производят более 10000 диагностических исследований. А счет проведенных эндоваскулярных операций зашкаливает. Многое сделано впервые в нашей стране.


Под грифом «впервые в мире», «впервые в России» выходят из Бакулевского в практику лечения сложнейших сердечно-сосудистых болезней, нарушений ритма сердца и проводимости, предложенные членами-корреспондентами РАМН Еленой Голуховой и Амираном Ревишвили. Хирургическое, а позднее и интервенционное лечение тахиаритмий – новый раздел современной кардиохирургии и кардиологии. И это тоже Бакулквский центр.

В кабинет директора Бакулевского центра академика РАМН Лео Антоновича Бокерия заходит молодая женщина. докладывает о состоянии поступившего больного. Обмен мнений. Лео Антонович дает рекомендации. Слушает их главный научный сотрудник отделения хирургического лечения интерактивной патологии доктор медицинских наук профессор Ольга... Бокерия – младшая дочь Лео Антоновича. Что такое интерактивная патология? Это значит, болит не только сердце – есть сбои в работе и других важнейших органов.

А время между тем, вечернее. Но Лео Антонович в тот день начал оперировать позже обычного: затянулась утренняя конференция. И после трех операций он пришел в свой директорский кабинет в начале шестого вечера. Не торопится домой и Ольга: очень тяжелый поступил пациент.

Заведующая отделом анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии профессор Галина Васильевна Лобачева ничуть не удивляется этому. В Центре заведено: каждый день примерно в десять вечера Лео Антонович звонит в ее отдел и выслушивает отчеты о каждом, кто лежит в реанимации. Принято так. Галина Васильевна в Бакулевском с 1976 года – пришла вскоре после окончания мединститута. Хотела быть хирургом. А Владимир Иванович Бураковский спросил: «Девочка! Хочешь, чтобы были специальные подразделения и специалисты. которые бы выхаживали больных после операций? Ведь хирург, который столько времени стоит в операционной, не может сам выхаживать пациента»...

И вот уже 35 лет Галина Васильевна, можно сказать, не выходит из реанимации. Здесь лежат и те, кто только что родился с каким-то тяжелейшим пороком и его уже прооперировали или готовят к операции. Лежат и те, кому за 80 лет. Реанимация на 55 коек. Иногда приходится прибавлять еще десять – не принято отказывать в помощи. Сложнейшая современная аппаратура, которая позволяет выхаживать тех, кто раньше был обречен. Скажем, рожденного весом в один килограмм ребенка со сложным врожденным пороком сердца, спасают, благодаря искусственной вентиляции легких, новым препаратам, следящей аппаратуре, которая контролирует каждый вздох больного. И еще такое важное средство спасения: опыт, знания тех, кто здесь трудится.

– Галина Васильевна! Мне это показалось, или так оно и есть: в вашем подразделении в основном люди молодые.

– Так и есть. Средний возраст медицинских сестер 20-24 года. А врачей 28-35. У нас подготовлена уникальная плеяда медицинских сестер. Они сочетают в себе технику выхаживания больных, находящихся в критическом состоянии, с милосердием. Сложный больной никогда не останется один на один с одним врачом – его «пасет» бригада, проводятся консилиумы докторов смежных специальностей. В таком режиме требуется не только знания, опыт, милосердие, но и отменное здоровье. Поэтому ставка на молодых. Пройдя школу нашего отделения, они могут работать в любой отрасли медицинской помощи.

Ученый секретарь центра профессор Михаил Борисович Ярустовский рассказал почти анекдот. В 1982 году он оперировал с профессором Григорием Иосифовичем Цукерманом тяжелейшую пациентку. Операция началась в 9 утра, закончилась в одиннадцать вечера. Утром следующего дня, когда пациентке стало легче, и она пришла в себя, Михаил Борисович подошел к ней, спросил, как она себя чувствует. Пациентка рассказывает, а потом с удивлением спрашивает: откуда вы меня знаете? И это не анекдот. Это участь анестезиологов, реаниматологов – тех кто спасает, без кого немыслима хирургия, тех, кто выхаживает после операции. Но пациенты, прежде всего, запоминают хирурга, ему и все лавры. А анестезиолог как бы человек за кадром. 

– Не обидно? – спросила Михаила Борисовича, который уже 30 лет в Бакулевском. – Ведь пациентка, о которой вы мне рассказали, не единственная в своем роде.

– Не единственная. Я начинал тогда, когда современная анестезиологи делали в нашей стране первые шаги. И никогда об этом не пожалел. Анестезиолог управляет всеми жизненно-важными функциями больного во время операции и во время выхаживания.

Специалисты такого уровня, как Ярустовский, – редкость даже в Москве. Поступают ему заманчивые предложения, в том числе и из коммерческих клиник. Михаил Борисович! Почему всегда отказ? 

– Никогда об этом не задумывался. Зачем? С Бакулевским связано все новое в медицине. И держит коллектив. Тот, который в свое время создал Владимир Иванович Бураковский, который пестует Лео Антонович Бокерия.

19 мая этого года Лео Бокерия впервые в мире провел операцию по имплантации человеку сердечного клапана из биоматериала, взятого у животного. Подбор биопротеза был серьезной проблемой. Идеального донора сердечных клапанов нашли в хозяйстве фермера из Шаховского района Подмосковья Александра Коновалова. Александр, не без гордости, рассказал мне, что теперь ферма бесплатно поставляет биоматериал по договору с Бакулевским. А фермеру разрешено присутствовать на операциях. Подобного сотрудничества в мире нет…

PS Сегодня в Бакулевском торжественная научная сессия, посвященная юбилею. Не только доклады. Не только выставки. Еще и церемония награждения Премиями имени академика А.Н. Бакулева и академика РАМН В.И.Бураковского. Лауреатом стала Алла Ивановна Лагутина – первый врач, зачисленный на работу в Институт грудной хирургии в 1956 году. Среди лауреатов корифеи российской медицины Евгений Чазов, Михаил Давыдов, Иван Дедов, Андрей Воробьев. В. Дор из Монако, А. Жатене из Бразилии, А. Карпантье их Франции, Р. Читвуд из США. 

"РГ" поздравляет звездный коллектив с юбилеем.

Справка "РГ" В Бакулевском центре трудится 2400 человек, среди них более 100 докторов наук. Вместе с филиалом в Перми здесь проводиться каждый год более 7500 операций на открытом, остановленном сердце. Это самая высокая цифра в мире.

Ирина Краснопольская
Статья публикуется в авторской редакции

Источник:  www.rg.ru

Возврат к списку