Национальный медицинский исследовательский центр сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева

Министерства здравоохранения РФ

Москва, Рублевское шоссе, д. 135, единый телефон +7 (495) 268-03-28 пн-пт 8:30-17:45

Первые часы. Реанимация

Когда разговариваешь с больными, перенесшими операцию на сердце в раннем детстве, обнаруживается, что они, как правило, ничего не помнят. Им не было больно. Дети постарше обычно помнят момент пробуждения в палате реанимации.

Но вот прошли часы ожидания, операция закончена. К вам вышел хирург и  подробно рассказал, как все прошло, чего надо ожидать в ближайшее время. Вам очень хочется зайти в реанимационную палату, чтобы взглянуть на ребенка хотя бы «одним глазком». Обычно туда не могут вас допустить из соображений стерильности. Но, если все же, это возможно, как в некоторых современных клиниках, то пройдите, но — не мешайте. Сейчас очень важный и ответственный период, и врачи и сестры реанимации выполняют свою работу.

Реакция родителей в этот период достаточно стандартна. Одни приходят в ужас от количества трубок, трубочек и проводков, которые, как паутина, связывают лежащее маленькое тельце с капельницами и аппаратами, от светящихся экранов и постоянного ритмичного писка кардиомониторов, от кажущейся суеты. Но эта суета — только кажущаяся. Все на своем месте. Это просто необходимая, сложная, ответственная работа. Времени, чтобы все вам объяснять, у сестер нет — обычно они работают с двумя или тремя больными одновременно. И, если вы пробудете в отделении некоторое время, вы постепенно поймете, что и зачем они делают. Не надо постоянно задавать вопросы, не надо делать бесполезных вещей, вроде — поправить простынь. Помочь сейчас ребенку вы не сможете. Он спокойно спит и ничего этого не вспомнит. После момента первоначального ужаса наступает период более глубокого знакомства с обстановкой, и вот тут люди могут вести себя по-разному. Одни требуют непрестанного внимания к своему ребенку, забывая о находящихся рядом больных, задают бессмысленные вопросы, иногда становятся агрессивны, делают замечания и даже дают советы. Мы понимаем, что вам тяжело, что у вас — стресс, но успокойтесь, пожалуйста. Сейчас происходит не только лечение ребенка, но и оценка того, что было сделано в операционной, выведение его из наркоза, поддержка жизненно важных функций его организма, их нормализация.

Так что или наблюдайте за всем спокойно, или уходите и останьтесь за дверью. К вам обязательно выйдет лечащий врач-реаниматолог и все подробно объяснит.

Но есть к вам одна просьба: никогда не слушайте никого, кроме этого врача. Ни рядом сидящих родителей других оперированных детей, ни проходящих мимо, ни даже знакомых вам сестер и санитарок. Они могут сказать вам то, что к вашему ребенку совершенно не относится, а вы, находясь в вашем теперешнем состоянии, начнете волноваться из-за несуществующих – в вашем случае — проблем. Только хирург, оперировавший ребенка, и врач-реаниматолог, непосредственно занимающийся им, дадут вам грамотные и исчерпывающие сведения. Это — их дело и их работа.

В реанимационной палате дети находятся обычно 1-2 суток, после чего возвращаются в отделение. Вот тогда ваша помощь абсолютно необходима. Вам подробно объяснят, как и что надо делать, а чего делать — нельзя. Вы снова — с вашим ребенком. Самое главное и страшное — позади. Спокойно делайте то, что вам разрешают врачи и сестры, и — до скорой выписки и возвращения домой.



Возврат к списку