Институт кардиохирургии им.
В.И. Бураковского

Институт кардиохирургии им. В.И. Бураковского

Москва, Рублевское шоссе, 135

+7 (495) 268-03-28

Звоните в пн-пт 8:30-17:45

Вам и Вашим коллегам удалось создать одну из лучших кардиологических клиник в мире

1 июля 2016 г. в 16:02

Уважаемый Лео Антонович!

Очень надеюсь, что письмо это дойдет до Вас и что Вам удастся выбрать несколько минут из Вашего, полагаю, сверхнапряженного графика, чтобы прочитать эти строки, ибо пишу я Вам, как человек реально вернувшийся с того света и " вина" в моем возвращении полностью лежит на ваших сотрудниках.

Немного истории: Я, К****с Юрий Ольгертович, еще в двенадцатилетнем возрасте (а сегодня мне уже 76) заработал ревматический порок сердца. Так или иначе, но в течение первых тридцати лет мне удавалось вести относительно нормальный образ жизни, однако в середине девяностых все покатилось вниз. В 2001 году я оказался в РНЦХ, где мне выполнили мою первую операцию на сердце установив протезы митрального и аортального клапанов. Несколько лет после этого я продержался, но затем мое состояние вновь стало ухудшаться.. Я снова консультировался в РНЦХ, лежал в кардиологической клинике академии им. Сеченова, затем примерно месяц провел в кардиоцентре им. Мясникова, лежал в госпитале им. Мандрьжи, в Боткинской и других Московских больницах. Всюду вначале мне все мило улыбались, обещали вылечить затем энтузиазм моих эскулапов потихоньку угасал и , в итоге, при очередной выписке в моем эпикризе значилось - не операбелен. В таком положении я пробыл около трех лет. За это время у меня постепенно развился сильнейший асцит, ежемесячно из моей брюшной полости выливали по 18 - 20 литров жидкости. Так что мои визиты в различные медучреждения сводились, главным образом, к одной процедуре - освобождения от этой обузы.

Наконец, однажды, когда я в очередной раз освобождался от жидкости, причем уже в домашних условиях, так сказать приватно, врач, который ее делал, сказал мне честно , что дела мои плохи, что в России мне вряд ли кто нибудь поможет и что мой единственный выход - отправиться в Израиль.

Мне потребовалось всего несколько часов для того, чтобы с помощью компьютера выбрать клинику (естественно наугад) и отправить туда запрос вместе с моими данными. Буквально через два дня я получил сообщение, что меня готовы принять, что вероятность успеха составляет порядка 80 % и что все это обойдется мне где-то порядка 80000$. Увы, поскольку у моей семьи, состоящей из двух пенсионеров, таких денег на тот момент не оказалось и в обозримом будущем не предвиделось, контакты с Землей Обетованной мне пришлось прекратить и вернуться на московскую землю.

На этом история моего падения заканчивается и начинается история моего возрождения. И началась она со звонка в поликлинику возглавляемого Вами НЦССХ им. А.Н. Бакулева, который я до этого времени почему-то ( почему - до сих пор понять не могу) обходил своим вниманием. Записали меня на прием без каких-либо проблем , через месяц я появился у Вас на Рублевке и уже где-то через час - полтора я оказался в кабинете профессора Рината Муратовича Муратова. Я увидел внимательного, доброжелательного и уверенного в себе врача и понял, что моим мытарствам пришел конец . Ринат Муратович пригласил для обсуждения своего коллегу, заведующую отделом ППС Кардиология Татьяну Георгиевну Никитину. В результате, она взяла на себя труд привести меня в состояние пригодное для проведения операции по установке протеза трикуспедального клапана, через полтора месяца Ринат Муратович блестяще провел эту операцию, я выписался, но и по сей день остаюсь под неусыпным контролем Татьяны Георгиевны и ее сотрудников.

Казалось бы все позади, но мне до сих пор кажется , что попав к Вам, я совершенно неожиданно оказался буквально на другой планете, на планете, где все, начиная от • профессора и кончая последней санитаркой максимально внимательны к пациентам , заботятся и беспокоятся о них. Я, частно сказать, на основе своего достаточно большого опыта мотания по многим клиникам , просто не представлял, что такое вообще возможно в нашей стране в медицинских учреждениях для рядовых граждан.

Это может показаться смешным или несколько странным (Кстати, с головой у меня все в порядке), но Рината Муратовича и Татьяну Георгиевну я теперь в свои 76 лет почитаю как своих вторых родителей. И вообще у меня в Вашей клинике осталось масса "родственников". Взять хотя-бы моего лечащего врача Кнар Спортаковну Гулян. Внимательная, добрая, она выхаживала меня, как мне казалось с особым старанием, однако, приглядевшись, я обнаружил, что не совсем прав, что я у нее не один такой, и что она так работает со всеми своими пациентами .

Я не медик и не пристало мне судить о квалификации врачей, но, как говорится, , результат налицо. И если я появился у вас не теша себя особыми надеждами на мое дальнейшее существование на этом свете, то сейчас вот уже третий год я живу и хотя и борюсь со всякими хворями, свойственными моему возрасту, но сердце мое при этом ведет себя более, чем прилично. В сущности, о его существовании мне периодически напоминает лишь Татьяна Георгиевна, когда вызывает меня на очередной контроль и профилактику.

Глубокоуважаемый Лео Антонович! Я абсолютно убежден, что Вам и Вашим коллегам удалось создать если не лучшую, то наверняка одну из лучших кардиологических клиник в мире как с точки зрения эффективности лечения, так и с точки зрения внимания и доброго отношения в пациентам и поэтому я беру на себя смелость сказать Вам огромное спасибо и от меня , и от всех тех, кого в стенах вашей клиники вернули к жизни. Отдельно прошу передать мою благодарность перечисленным выше моим спасителям.

С глубоким уважением, Юрий Ольгертович К****с